Сызрань – небольшой город и относительно спокойный, но за время его существования в нем происходили страшные вещи.

Казнь серийного маньяка в Сызрани, насиловавшего своих жертв после убийства

Борис Ефимович Серебряков один из известных советских серийных убийц, действовавших в Куйбышеве. На счету Бориса 9 жертв, убитых с особой жестокостью и более десятка потерпевших, получивших расстройство здоровья легкой и средней тяжести. Мужчина с детства проявлял преступные наклонности, обладал буйным характером, тягой к алкогольным напиткам. Серебряков также попадал в поле зрения милиции за нанесение телесных повреждений, кражи, поджоги и изнасилования, однако его причастность к преступлениям доказать не удавалось. В январе 1967 года, демобилизовавшись из рядов Советской Армии, переехал в Куйбышев к своей сестре. Работал на Куйбышевском кабельном заводе рабочим. 4 сентября 1967 года Серебряков попытался изнасиловать Екатерину Харитонову, диспетчера в одном из куйбышевских трамвайных депо. Он ворвался в комнату дежурной в плавках и с ножом в руке. Женщина получила ножевые ранения в шею и руку, а Серебряков, испугавшись сопротивления, сбежал. Первые убийства Серебряков совершил в ночь с 27 на 28 апреля 1969 года. Борис убил мужчину, его пятилетнего сына и жену. Изнасиловав мертвую женщину, он забрал их деньги, после чего поджег одежду убитых. Следующее преступление Серебряков совершил год спустя. 30 апреля 1970 года мужчина пробрался в квартиру, избил хозяйку и ее дочь обухом взятого с собой топора и начал насиловать мать, думая, что она мертва, но опомнившаяся дочь начала кричать, разбудила соседей, чем спугнула маньяка. Обе жертвы выжили. В поисках жертв Серебряков ездил по городу на велосипеде. В ночь с 8 на 9 мая 1970 года Серебряков убил топором 70-летнюю Прасковью Салову и её 30-летнюю квартирантку Нину Васильеву. Вскоре в милицию пришёл некто Тимофеев, сказавший, что он якобы совершил убийства. Проверка подтвердила, что Тимофеев оговорил себя. После этого в Куйбышеве началась паника. 22 мая 1970 года была создана следственная бригада. Были усилены милицейские патрули на улицах, увеличено число дружинников. Возле одного из мест преступлений нашли ключ от велосипеда Серебрякова с клеймом Харьковского велосипедного завода. После этого особое внимание стали обращать на велосипедистов.  Арест маньяка состоялся за неделю до выборов в Верховный Совет СССР. Сотрудник милиции, арестовавший маньяка, был повышен сразу на два звания — со старшего лейтенанта до майора. Осенью 1970 года Куйбышевский областной суд приговорил Бориса Серебрякова к смертной казни. В начале 1971 года смертный приговор в отношении Бориса Ефимовича Серебрякова был приведён в исполнение в Сызранской тюрьме.

Массовое убийство семьи экс-начальника полиции

24 апреля 2016 года в Сызранском районе в селе Ивашевка произошло массовое убийство экс-главы полиции Сызрани Андрея Гошта, а также членов его семьи. В доме на момент преступления находились отец Андрея Гошта, его жена и брат вместе со своей женой, и семилетней дочерью. Члены семьи Гошта были убиты предположительно при помощи бит и арматур, о чём свидетельствует характер травм жертв. Убийство произошло в доме родителей полицейского, который оборудован камерами видеонаблюдения, однако все записи исчезли вместе с сервером. В ночь с 30 апреля на 1 мая были задержаны первые трое подозреваемых, а 2 мая их доставили в Сызрань, где подозреваемые признали свою вину. Все они давно проживали в посёлках Шигоны и Кушниково Шигонского района Самарской области (в 34 километрах от места преступления) и в городе Сызрань. Со слов руководителя следственной группы — подполковника юстиции Хана Дмитрия Вилориевича, банда заранее готовилась к совершению разбойного нападения на дом семьи Гоштов в селе Ивашевка, заранее выбрав его по внешним добротным признакам постройки. Организатор банды Ахмадов заготовил орудия преступления, распилив пополам черенок от лопаты и обмотав полученные дубинки изолентой. Все четверо подозреваемых собрались 23 апреля около 10 вечера на выезде из г. Сызрань и, сменив машину, проехали в село Ивашевка.

Сначала расчленил труп жены, а после смыл в унитаз

3 июля 1967 года в Ленинский районный отдел милиции города Куйбышева обратилась 38-летняя Клавдия Китаева. Женщина была обеспокоена бесследным исчезновением сестры Марии Струковой. На своей службе Струкова тоже не появилась ни разу за всю неделю, это стало известно из записки, которую сестра получила от начальницы сестры. На настойчивые звонки в течение всего вечера так никто и не открыл. После этого Китаевы зашли в соседнюю квартиру и по телефону сообщили о своих подозрениях в Ленинский райотдел милиции. А еще по номеру «03» они вызвали психиатрическую бригаду, поскольку знали, что муж сестры Израиль Ротштейн несколько лет назад довольно долго лечился в психоневрологическом диспансере. В ночь с 3 на 4 июля 1967 года работники милиции и санитары сначала долго звонили в квартиру, а потом приняли решение о взломе двери. Ротштейна они застали на диване под одеялом, и он заявил, что звонков и стука в дверь не слышал, потому что спал, а перед сном принял снотворное. В милиции же он объяснил, что после ссоры 24 июня 1967 года его жена ушла из дома и до сих пор не вернулась. При этом он добавил: «Я ее не ищу, потому что она мне не нужна ни как жена, ни как женщина». При осмотре его квартиры на полу кухни эксперты обнаружили следы, похожие на замытую кровь. Сразу же после допроса Ротштейн был на трое суток отправлен в КПЗ. Сначала он отрицал все обвинения, но потом признался, что убил жену случайно в ходе ссоры. Что касается трупа, то в своем первом признательном заявлении Ротштейн написал, что труп жены он положил в мешок, привязал к нему груз и поздней ночью бросил в Волгу. И лишь через три дня в деле появился следующий документ: «Находясь в камере КПЗ, раскаиваюсь и признаю, что на следствии я не с самого начала говорил всю правду. Когда я убил свою жену и расчленил ее труп, я положил части ее тела в бак и кастрюлю и стал варить. Когда кости отделялись от мяса, я их пилил ножовкой и складывал в полиэтиленовые пакеты, а днем выносил и выбрасывал в общественные туалеты. Жир и бульон я сливал в канализацию, а сварившиеся мясо и мягкие части тела я пропускал через мясорубку и тоже спускал в унитаз». На допросах Ротштейн во всем происшедшем обвинял исключительно свою жену, которая, по его словам, из-за своего несносного характера довела его до столь жуткого преступления. Уголовное дело Ротштейна рассматривалось в областном суде под председательством судьи Е.В. Стафеевой. Приговор (расстрел) был вынесен 28 сентября 1967 года. Он был приведен в исполнение 8 февраля 1968 года в Сызранской городской тюрьме.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Вступайте в НАШУ группу «ВКонтакте», узнавайте новости первыми! Там вас ждут: фото, видео, дискуссии, опросы